Skip to main content

+30 697 070 77 19 Telegram, WhatsApp, Viber;  e-mail: info.afon@gmail.com

Палаты Священного Кинота

Глава 1. Особое Положение Святой Горы

 Содержание главы

§ 1. Исторические сведения

1. Традиция утверждает, что на самом восточном из трех полуостровов Халкидики, где царствует гора Афон, уже с 4 в. встречались не только отшельники, но и организованные монашеские общины; однако исторически достоверная информация о распространении монашества в этом районе появляется начиная с 9 в. Приблизительно к середине века относятся точные свидетельства о присутствии здесь монахов, а к концу века - о появлении первого монастыря, основанного Иоанном Коловом близ Иерисса (Йериссоса).
 
Император Василий I Македонянин (867-886) хрисовулом 883 г. даровал монахам Святой Горы своего рода независимость от местных гражданских и церковных властей. Параллельно с этим сами монахи, число которых стремительно увеличивалось в этом регионе (столь удобно расположенном и изобилующем природными красотами), учредили примерно в середине 10 в. некое центральное управление и назначили собрания глав монашеских общин Святой Горы в Карее трижды в год, а именно: на Пасху, в праздник Успения и на Рождество.
 
2. Появление общежительного устройства и учреждение первых общежительных обителей (киновий) связано, прежде всего, с именем Афанасия Афонского, который, при помощи императора Никифора Фоки (963-969), основал Великую Лавру в 963-964 гг.
 
К этим же годам относится и появление первых уставов (типиконов) Святой Горы. Первым был Устав Афанасия Афонского (ок. 970 r.), образцом для которого послужил Устав Студийского монастыря в Константинополе. За ним последовали Диатипосис (Завещание) и Ипотипосис (Предписание) того же автора, также имеющие уставной характер, и Типикон императора Иоанна Цимисхия (972 г.), известный также под названием «Трагос», так как он был написан на пергамене, выделанном из козлиной шкуры (с греческого τράγος переводится как козел»). Этот типикон решал важные административные вопросы, а также вопросы, связанные со статусом всей Святой Горы, и устанавливал самоуправление на Святой Горе и всех ее обителей.
 
В византийскую эпоху появились и другие типиконы, касающиеся распорядка жизни на Святой Горе. Один из них издал император Константин 9 Мономах в 1045 г., другой - Мануил II Палеолог в 1406 г. В первом рассматривались в основном вопросы экономического характера, вызывавшие распри между монахами Святой Горы. Во втором, который стал последним законодательным документом Византийской империи, касающимся управления Святой Горой, был поднят вопрос об идиоритмии (особножительстве). Данное явление впервые возникло именно в эту эпоху; речь идет о возможности для монахов жить со своей собственностью, отдельным питанием и особенным укладом жизни, что шло вразрез с правилами общежития.
 
3. За кратким периодом сербского владычества во время правления Стефана Душана (1331-1355) и возвращения под власть византийских императоров в 1350 г. при Иоанне Кантакузине последовала эпоха османского владычества, длившегося в течение 4-х веков
 
Однако еще до того, как османы добрались до этого района, Афону удалось договориться с султаном Муратом II, так что у Святой Горы сохранились все привилегии и имущество и она могла спокойно существовать при османском владычестве. Поэтому, когда в 1423-1424 гг. Святая Гора окончательно перешла во владение Османской империи, новая государственная власть сохранила за монастырями право самоуправления. Кроме того, монахи обратились к султану с просьбой (которая очень быстро была выполнена) издать фирманы, подтверждающие все их права и привилегии (фирман - это приказ, издаваемый от лица султана и имеющий его тугру, то есть специальный знак с именем правящего султана и его отца).
 
Конечно же, все эти уступки не прошли даром. Монастыри были обложены суровыми налогами, так что святогорские отцы вынуждены были просить помощи, экономической и не только, главным образом у православных к правителей придунайских государств. И хотя те с радостью откликнулись на просьбы о помощи, экономический гнет был настолько невыносим, что вскоре на Святой Горе наступил экономический спад, а за ним и духовное угасание, так что к 18 в. на Афоне не осталось общежительных монастырей.
 
Ситуацию ухудшила также и позиция, которую заняли афонские монахи во время революции 1821 г.: они деятельно участвовали в восстании, которое развернулось на полуострове Халкидики под руководством Еммануила Папаса. В наказание османская армия вторглась на Святую Гору, разграбила и опустошила монастыри; в Карее впервые был поставлен султанский каймакам (местоблюститель), а оставшееся афонское имущество было обложено суровейшими налогами.
 
4. Взаимоотношения Святой Горы с правящей Церковью и в особенности с Вселенским Патриархатом в Константинополе всегда являлись тонким и сложным церковно-политическим вопросом. Конечно, этот вопрос сейчас имеет только историческое значение, потому что эти отношения регулируются как Конституцией Греции, так и уставным законодательством Святой Горы.
 
То, что уже в первых актах византийских императоров, касаюшихся Афона, за монастырями Святой Горы были закреплены автономия и самоуправление и им была дарована привилегия не подчиняться какой-либо политической и/или церковной власти, естественно, означало, что местный Иерисский епископ не мог вмешиваться в дела Святой Горы. Это создавало трения между епископом Иерисса (в титуле которого позднее появилось дополнение «и Святой Горы ») и протом Святой Горы, который на первых этапах ее истории как бы обладал центральной властью.
 
В начале 14 в., как кажется, впервые патриарх Афанасий I поднял вопрос о подчинении Афона какой-либо церковной власти. Вселенский Патриарх начинает играть важную роль в жизни Святой Горы в 1312 г., после издания хрисовула императора Андроника II Палеолога, который совпал по времени с сигиллием Патриарха Нифонта, затронувшего тот же вопрос. Этим хрисовулом Вселенскому Патриарху была дана власть утверждать кандидатуру (избираемого) прота Святой Горы и право лишать его этого поста в случае, если он сочтет прота недостойным.
 
С тех пор Афон духовно находится в подчинении Константинопольского патриарха. Однако позднее это подчинение в целом и объем власти Константинопольского Патриархата в частности не раз оспаривались как епископом Иерисса, так и святогорскими отцами.
 
После издания Мануилом Палеологоц третьего Типикона Святой Горы (см. выше п. II) появлялись и другие типиконы, утверждение которых в связи с наступлением периода османского владычества брали па себя Вселенские Патриархи. Так, патриарх Иеремия II в 1574 r. утвердил своим сигиллием четвертый Типикон, который вновь касался все более распространявшегося особножительства. Пятый Типикон был издан в 1784 г. в виде патриаршей грамоты патриарха Гавриила IV, а утвержден спустя десятилетие, в 1793 г., патриархом Неофитом VII; он касался уставных и экономических вопросов.
 
19 в. ознаменовался спорами святогорцев с Константинопольской Церковью. Показателен для понимания царившей ситуации тот факт, что в 1810 г. афонские отцы составили шестой Типикон Святой Горы, который отправили на утверждение турецкому наместнику Салоник, а не Вселенскому Патриарху Этот устав вносил серьезные изменения в организацию жизни Святой Горы: управление Афоном передавалось Священному Киноту, а также Священной Эпистасии, а должность прота Святой Горы была упразднена окончательно.
 

Вслед за этим Великая Церковь выступила с инициативой составления «Главных канонизмов (нормативных актов) Святой Горы». Святогорцы не приняли этого предложения, и несмотря на то что в 1876 г. при патриархе Иоакиме II был издан соответствующий акт, утвержденный османским правительством, он не был принят афонскими монахами, которые составили свой вариант, но и он не был воплощен в жизнь.

Наконец в 1912 г., при Иоакиме III, в результате совместной работы святогорских отцов и Патриархата были составлены «Главные канонизмы», утвержденные Священным Синодом Вселенского Патриархата. Эти акты не были утверждены ни Османской империей, ни Греческим государством из-за начавшихся военных действий и последующего освобождения Святой Горы от османской власти.

§ 2. Международные договора, касающиеся Святой Горы

1. Тот факт, что Афон 2 ноября 1912 г. был занят греческими войсками, не означал автоматического перехода Святой Горы de iure во власть Греческого государства. Понадобилось еще более 10 лет тонкой и болезненной дипломатической работы для того, чтобы Святая Гора окончательно вошла в состав Греческой Республики.
Конечно, Афон и прежде становился предметом международных соглашений, чаще всего в отношении защиты прав монахов той или иной национальности.

1.1. Уже в Сан-Стефанском мирном договоре от 3 марта 1878 г., положившем конец русско-турецкой войны 1877 г., упоминаются афонские монахи в связи с более широким вопросом защиты прав российских подданных Османской империи в целом.

А именно, в ст. 22 п. 2 Договора говорится, что «русского происхождения монахи Святой Горы» сохраняют все свои привилегии, а также права, гарантированные всем остальным монахам и монастырям Афона.

1.2. За Сан-Стефанским договором последовал Берлинский трактат, подписанный 13 июля 1878 г. и ставший окончательным мирным договором этой русско-турецкой войны. В ст. 62 этого Трактата речь идет о защите свободы вероисповедания в целом и отдельно гарантируются права монахов Святой Горы.

А именно, в ст. 62 п. 8 Берлинского трактата говорится, что монахи Афонской горы, из какой бы они ни были страны, сохраняют свои имущества и будут пользоваться без всяких исключении полным равенством прав и преимуществ.

Разница между Сан-Стефанским договором и Берлинским трактатом состоит в том, что первый защищает и признает привилегированное положение Святой Горы только в отношении монахов русского происхождения, а второй признает и защищает привилегированное положение Афона применительно ко всем монахам и гарантирует равенство прав для всех.

1.3. 17 мая 1913 r. в Лондоне был подписан мирный договор между странами Балканского союза (то есть Грецией, Болгарией, Черногорией и Сербией) с одной стороны и Османской империей е другой.

В ст. 5 Лондонского договора говорится, что стороны доверяют Великим державам, то есть Германии, Австрии, Франции, Великобритании, Италии и России, принять решение относительно судьбы всех османских островов Эгейского моря, кроме Крита, а также Афонского полуострова.

Во исполнение ст. 5 этого договора в Лондоне собралась конференция послов Великих держав, в результате которой, в соответствии с внесенным Россией предложением, был подписан протокол, объявлявший Афон независимым, автономным и нейтральным государством, которое должно было управляться особым образом, оговоренным в этом протоколе.

1.4. Этот договор так и не вступил в силу и даже не был утвержден законным образом, как не вступил в силу и Лондонский протокол, внесенный на рассмотрение в греческое правительство в ноябре 1913 г., потому что началась грекоболгарская война.

В ст. 5 Бухарестского мирного договора, заключенного 10 августа (28 июля) 1913 г. между Болгарией и другими балканскими государствами, определялись границы между Болгарией и Грецией. Из этого текста косвенно, но очевидно явствует, что Святая Гора относится к тем территориям, которые отошли под власть Греческого государства.

1.5. Афинский договор, заключенный между Грецией и Турцией 14 (1) ноября 1913 г., в котором признавалась власть Греции над турецкими территориями, захваченными в ходе войны, не затронул, а следовательно, подтвердил условия Бухарестского договора.

Нейиский мирный договор, заключенный между странами Антанты и Болгарией, а именно ст. 27 и связанные с ней ст.ст. 42 и 48, определил границы между Грецией и Болгарией, и Афон был включен в состав греческих территорий.

1.6. Следующим был Севрский договор от 10 августа 1920 г., в котором среди многих вопросов рассматривались и вопросы о защите меньшинств в Греции; в ст. 13 этого договора говорится о том, что Греция обязуется признать и соблюдать права и свободы негреческих монашеских общин Святой Горы , которые те получили в соответствии со ст. 62 Берлинского договора.

Лозаннский мирный договор, заключенный 24 июля 1923 г. между Союзниками и Турцией, в ст. 2 которого уже окончательно бы ли установлены границы между Грецией и Турцией с учетом ситуации после Малоазийской катастрофы, не изменил постановления относительно Святой Горы, определенного в Севрском соглашении.

Это связано с тем, что протокол 16 от 24 июля 1923 г., подписанный в Лозанне Грецией и Великими державами, постановил, что для вступления в силу Лозаннского договора и связанных с ним актов должен прежде вступить в силу Севрский договор, касающийся защиты прав меньшинств, и что они должны быть утверждены одновременно.

2. Итак, негреческие монашеские общины оказываются под защитой 13-й статьи Севрского мирного договора, который, в смою очередь, ссылается на постановления 62-й статьи Берлинского договора, и они таким образом входят в греческую законодательную систему.

Кроме того, не стоит упускать из виду, что главными борцами за то, чтобы Святая Гора перешла под власть Греции, были сами афонские монахи; в это время Греческое государство, буквально погруженное в пучину всяческих трудностей, было не в состоянии бороться за права греков на Снятой Горе, несмотря на то что формально Афон был передан в управление Греции в ноябре 1912 г.

Учитывая все это, нельзя считать верной точку зрения, что Греческое государство сохраняло привилегированное положение Святой Горы, «само ограничивая свои полномочия»; ведь существовали международные договорные обязательства, наложенные на Грецию мирными договорами, прекращавшими войны 1912-1922 гг. и касавшимися положения Святой Горы (по крайнсй мере, монашеских общин негреческого происхождения), в особенности Берлинским, Севрским и Лозаннским договорами; и эти обязательства в государстве, в основе управления которого лежит закон, не могли не действовать равным образом в отношении всех монахов Святой Горы без исключения.

§ 3. Уставная хартия 1924 г. и законодательный документ от 26 сентября 1926 г.

1. Итак, Афонский полуостров вошел в состав Греческого государства в результате международных соглашений, заключенных в конце войн 1912-1922 гг. И уже в 1924 г. пятичленная комиссия разработала проект Уставной хартии (Устава) Святой Горы, который был принят на голосовании Чрезвычайного двойного собрания 20 монастырей в мае 1924 г.

В период правления генерала Г. Кондилиса Устав Святой Горы утверждается и дополняется законодательным актом от 10 сентября 1926 г.; этот акт был опубликован 16 сентября 1926 г. за подписью восстановленного в правах Президента Республики адмирала Павлоса Кундуриотиса.

Несколькими днями позже, 22 сентября 1926 г., публикуется в Правительственной газете и вступает в силу конституция, подготовленная комиссией под председательством А. Папанастасиу, которая была определена на четвертом Учредительном собрании. В этой недолговечной конституции 1925-1926 гг. впервые содержатся постановления, касающиеся «управления Святой Горы». Те же постановления содержатся в конституции 1927 г. (статьи 109-112) и продолжают действовать с тех пор и по настоящее время: они включены и в действующую конституцию, только под более правильным названием «Статус Святой Горы».

2. На момент присоединения Святой Горы к Греческому государству ее привилегированное положение было неизменным уже в течение многих веков.

Это было древнее привилегированное положение главенствующих и царских, самоуправляемых и независимых, священных обителей Святой Горы, которые с 13 в. получили также патриарший статус ставропигиальных и обрели духовное попечение Вселенского Константинопольского Патриархата. Это положение прежде всего обозначало их широчайшее самоуправление и самоорганизацию в рамках союза, подобного федеративному, во главе которого стоял избираемый святыми обителями прот.

Греческое государство сохранило это привилегированное положение, подтвердив его дважды. Во-первых, конституционным установлением, содержавшимся уже в конституции 1925-1926 гг., и во-вторых, законодательным утверждением от 10/16 сентября 1926 г. Устава Святой Горы, принятого на голосовании в мае 1924 г Чрезвычайной двойной комиссией 20 священных обителей.

3. Устав в основе своей повторяет действовавший прежде привилегированный статус Святой Горы, что и указано в его начальной статье - важнейшей для исследования афонского права в целом; в ней говорится, что «Устав берет начало из хрисовулов выдаваемых императорами и прочих типиконов, а также сигиллиев, которые издавались патриархами, султанских фирманов, действующих “Главных канонизмов” и древних монашеских уставов и канонов» (ст. 188 Устава Святой Горы).

Что касается законодательного акта от 10/16 сентября 1926 г., утверждающего этот Устав, он не ограничивается только его утверждением, в нем содержатся также изменения и дополнения (о которых, однако же, нет никакого упоминания в заглавии этого документа), притом в объеме 44 статей!

Обстоятельства, при которых был принят этот законодательный акт, подробно описывает документ от 19 марта 1925 г. «Объяснительная записка об утверждении Устава Святой Горы Афон», составленная комиссией под председательством А. Евтаксиаса. В ней ясно указано, что эта комиссия, созванная по решению Греческого государства, имела целью переработку существующего Устава; однако участвовавшие в заседании этой комиссии представители Священного Кинота не были наделены полномочиями принимать подобные решения. В конце концов из-за того, что уже поджимало время, и из-за «обострения патриаршего вопроса» комиссия представила Национальному собранию проект резолюции и законопроект, утверждающий Устав «с вписанными в него дополнениями».

Согласно «Записке Евтаксиаса, представители Священного Кинота пришли к полному согласию по всем статьям резолюции и законопроекта, предложенным на утверждение, а также относительно дополнений к Уставу Святой Горы, которые и были ими подписаны; также никто не подверг сомнению утверждение и вступление в силу этик документов. Несмотря на это возникают вопросы, по которым существуют серьезные разногласия между положениями Устава Святой Горы и подтверждающим его законодательным актом, например, вопрос освобождения Святой Горы от уплаты налогов.

Существование двух документов, Устава Святой Горы и законодательного акта от 10/16 сентября 1926 г., регуляции в которых часто не совпадают, вызвало теоретические споры об иерархии этих документов.

§4. Конституционная защита

I. Согласно ст. 105 конституции Греции, Афонский полуостров от Мегали-Вигла и далее, образующий округ Святой Горы, являет­ся в соответствии со своим древним привилегированным поло­жением самоуправляющейся частью Греческого государства, су­веренитет которого над ним остается неприкосновенным.

На Святой Горе находятся двадцать правящих монастырей, «главенствующих, царских, патриарших и ставропигиальных» (ст. 1. У.); они являются юридическими лицами и, по общепри­нятому мнению, подчиняются нормам публичного права. К ним относятся все прочие монашеские учреждения, а именно: скиты, келлии, каливы, исихастирии и кафизмы; как зависимые, они не имеют самостоятельного юридического статуса. Запрещено увеличивать или уменьшать число главенствующих монасты­рей, а также изменять их отношение к зависимым учреждени­ям (ст. З У.).

По своему устройству монастыри Святой Горы делятся на об­щежительные (киновиальные) и особножительные (идиоритмийные). Общежительный монастырь не разрешается превра­щать в особножительный, но особножительный преобразуется в общежительный при соблюдении условий, указанных в Уста­ве (ст. 84-85 У.). Благодаря этому правилу девять монастырей, изначально бывших особножительными, превратились в обще­жительные, в результате чего все двадцать главенствующих мо­настырей Святой Горы сегодня являются общежительными. Несмотря на это, упоминание в дальнейшем особножительных монастырей не должно считаться излишним, потому что речь пойдет о законных действиях, имевших место еще во время дей­ствия особножительного устава.

II. Действующая конституция повторяет и наследует (почти дослов­но), в ст. 105 постановления, касающиеся Святой Горы, и при­веденные в конституциях 1925-1926 гг. (ст. 106-109), 1927 г. (ст. 109-111), 1952 г. (ст. 103) и «конституционных документах» 1968 и 1973 гг. (ст. 122); как мы уже упоминали, только заглавие изменено на более верное: «Статус Святой Горы».

В статье 105 действующей конституции говорится дословно следующее:

Афонский полуостров от Мегали-Вигла и далее, образую­щий округ Святой Горы, является в соответствии со своим древним привилегированным положением самоуправляю­щейся частью Греческого государства, суверенитет которого над ним остается неприкосновенным. В духовном отноше­нии Святая Гора пребывает под непосредственной юрис­дикцией Вселенского Патриархата. Все монашествующие на ней приобретают греческое гражданство без каких-либо формальностей, как только они принимаются в число по­слушников или монахов.

Святая Гора в соответствии со своим уставом управляется двадцатью ее священными монастырями, между которыми поделен весь Афонский полуостров, и ее земля не подле­жит отчуждению. Управление осуществляется представи­телями священных монастырей, составляющими Священ­ный Кинот. Категорически запрещается какое бы то ни было изменение системы управления или количества мо­настырей Святой Горы, их иерархического строя и их вза­имоотношений с зависящими от них учреждениями. На ее территории запрещается проживание иноверцев или рас­кольников.

Подробное определение святогорских уставов и способа их действия содержит Устав Святой Горы, который составля­ется и принимается двадцатью священными монастырями в сотрудничестве с представителем государства и утверж­дается Вселенским Патриархатом и Парламентом Греции.

Строгое соблюдение святогорского устава в отношении его духовной части находится под верховным надзором Вселен­ского Патриархата, в отношении же административной ча­сти под наблюдением государства, которому принадлежит исключительное право поддержания общественного поряд­ка и безопасности.
Вышеизложенные полномочия государства осуществляют­ся через губернатора, права и обязанности которого, равно как и осуществляемая монастырским начальством и Свя­щенным Кинотом судебная власть и, наконец, таможенные и налоговые привилегии Святой Горы, определяются зако­ном» (русский текст конституции приводится с незначи­тельными изменениями из статьи «Афон» в «Православ­ной энциклопедии». — Примеч. пер.}.

III. Из этих положений конституции вытекает следующее:

Берега Святой Горы Афон1. Что конституция без сомнений признает и полностью обе­регает «древнее привилегированное положение Святой Горы» во всей его полноте; это неоднократно подтвержда­ется в тексте конституции и касается не только самоуправ­ления Святой Горы, но и всех прочих положений, приня­тых издавна в отношении Святой Горы и проживающих на ней монахов.

Необходимым следствием этого утверждения является то, что Устав Святой Горы, во-первых, не может содержать по­становлений, противоречащих древнему привилегирован­ному положению Святой Горы, а во-вторых, не охватывает с исчерпывающей полнотой все афонские распорядки, пото­му что они дополняются всякого рода источниками свято­горского права, приведенными в ст. 188 Устава, такими как «императорские хрисовулы и типиконы, Патриаршие сигиллии, султанские фирманы, “Главные канонизмы” и древней­шие монашеские уставы и правила».

2. Что Греческое государство, с одной стороны, признало «са­моопределение» и самоуправление одной конкретной части своей территории (ст. 105 п. 1 конституции), а с другой — правовыми актами наивысшей юридической силы позво­лило самому Афону определить распорядок для прожива­ющих на этой территории (ст. 105 п. 3 конституции) при помощи Устава, который составляется и принимается двад­цатью священными монастырями в сотрудничестве с пред­ставителем государства и утверждается Вселенским Патри­архатом и греческим парламентом. Греческому государству также принадлежит надзор за строгим соблюдением право­вых установлений, действующих на Святой Горе в отноше­нии административной части, и поддержание общественно­го порядка и безопасности.

Из этих утверждений вытекает, что Устав Святой Горы является законодательным актом наивысшей юридической силы и, следовательно, стоит выше всех других законов, при­нимаемых в ходе обычной процедуры (ст. 73 и далее кон­ституции); и, значит, если какой-либо законодательный акт вступает в противоречие с постановлением Устава, он дол­жен ему уступить, а применить следует соответствующее постановление Устава.

§ 5. Отношения Святой Горы и Европейского Союза

1. Греческая республика, как известно, является полноправным членом бывших Европейских сообществ (ныне - Европейского союза) уже с 1 января 1981 г. То есть область Святой Горы как часть Греческого государства с того же момента также вступила в Европейские сообщества.
Первоначальный договор Европейского экономического сообщества (ЕЭС), подписанный в Риме в 1957 г., уже в первой статье предполагает создание общего рынка, а во второй статье определяет способ, при помощи которого эта цель будет постепенно достигаться: путем взаимного сближения экономической политики всех государств - членов Сообщества.

30 лет спустя настала необходимость обновить соглашение о создании этого общего рынка. В связи с этим Совет представителей правительств государств - членов ЕЭС подготовил Единый европейский акт, который был подписан в Люксембурге и в Гааге в феврале 1986 г. и вступил в силу 1 июля 1987 г. после утверждения парламентом всех (на тот момент) 20 государств - членов Сообщества (среди которых уже была и Греция) под № 1681/1987.

Целью Единого европейского акта было завершение создания внутреннего рынка, «Европы без границ», к 31 декабря 1992 г. Этот внутренний рынок представляет собой территорию без внутренних границ со свободным перемещением лиц, услуг, товаров и капиталов.

2. При вступлении Греции в Европейские сообщества (ныне Европейский союз) привилегированное положение Святой Горы не только не пострадало, но и, напротив, было закреплено общим заявлением № 4, сделанным полномочными представителями сторон во время подписания Договора о присоединении, утвержденного законом № 945/1979.

Согласно этому заявлению, «признавая, что особый статус, предоставленный Святой Горе, в том виде, как он закреплен в ст. 105 конституции Греции, обусловлен исключительно соображениями духовного и религиозного характера, Сообщество позаботится о том, чтобы эти соображения всегда принимались во внимание при исполнении и дальнейшем изменении положений публичного права, в особенности в том, что касается таможенных и налоговых послаблений и права пребывания на Афоне».

При внимательном исследовании Общего заявления № 4 можно убедиться, что это заявление понимает и трактует ст. 105 греческой конституции как гарантирующую особенное и привилегированное положение Святой Горы во всей его полноте, а также специально оговаривает таможенные и налоговые привилегии и право пребывания на Афоне.

3. Признанное конституционно древнее привилегированное положение Святой Горы обладает некоторыми особенностями, которые очевидно вступают в противоречие с общими юридическими принципами Европейского сообщества.

К таким особенностям относятся: запрет проживания на Афоне инакомыслящих и раскольников и, шире, представителей иных религий и атеистов; запрет входа на Святую Гору женщинам; обязательное получение греческого гражданства для всех монашествующих на Афоне уже с момента принятии их в качестве послушников; обязательное получение разрешения (на пребывание) даже для простого посещения Святой Горы; запрет на создание каких-либо корпораций; запрет на занятие какой-либо профессиональной или коммерческой деятельностью и др.

Такие установления, несомненно, вступают в прямое противоречие с правом свободного проживания, свободного перемещения, свободного предоставления услуг, которые являются краеугольными камнями общего европейского права.

Когда такие особенности древнего привилегированного положения Святой Горы приходят в противоречие с общим европейским правом, можно выходить из положения ситуационно, то есть так, чтобы в каждом конкретном случае обосновывать, почему на Святой Горе не может быть применено конкретное постановление. В этом, конечно, нет необходимости, если речь идет о тех немногих ситуациях, когда район Святой Горы письменно освобождается от применения там положений общего права; например, так было сделано с налогом на добавленную стоимость (Прил. I раздела VI Протокола о присоединении; см. также постановление № 1642/1986). Решить вопрос с некоторыми другими особенностями можно было бы, основываясь на обращении к общему положению статьи 56 Соглашения ЕЭС в том виде, как оно утверждено сегодня, где затрагиваются исключительные случаи, связанные с соображениями общественного порядка, общественной безопасности и здравоохранения.

По сути дела, проблему во всей ее полноте затрагивает «общее заявление о Святой Горе, подписанное всеми участниками, то есть всеми 9 (на тот момент) государствами - членами Европейских сообществ, приложенное к Протоколу от 29 мая 1979 г. а присоединении Греческой Республики к Европейским сообществам, полный текст которого уже был приведен выше.

Следовательно, положение Святой Горы, закреплено в 105 статье конституции, с момента присоединения Греции к Европейским сообществам (ныне Европейскому союзу) является частью общего европейского права, и его обязаны соблюдать все без исключения государства-члены, присоединившиеся к Сообществам с тех пор. В условиях присоединения новых государств-членов письменно указывается их присоединение на условиях учредительных договоров Сообществ, с учетом внесенных изменений и дополнений.

Кроме того, новые государства-члены обязуются уважать принципы и указания, вытекающие из заявлении, резолюций и других положений Совета, и принимать все необходимые меры, чтобы обеспечить их исполнение. Подобные распоряжения прописаны и в Протоколах присоединения, например, Швеции, Финляндии и Австрии.

Помимо этого известно, что в основное общее право, то есть в учредительные договоры и дополнения к ним, могут быть внесены изменения только при единогласном решении, принятом всеми государствами-членами, а не только законодательными органами Европейских сообществ (ныне Европейского союза). Законодательные органы Евросоюза не могут аннулировать соглашения, подписанные государствами-членами и утвержденные национальными парламентами.

4. Совсем другую тему представляет собой попытка Святой Горы и Греческого государства повысить, с технической точки зрения, Общее заявление (вес которого и обязательность исполнения не подвергаются при этом сомнению, как уже было сказано) до уровня Протокола и добиться признания особых отношений Афона с Евросоюзом, подобных другим случаям, уже известным европейскому законодательству, таким, как отношение Ватикана и Сан-Марино к Италии, отношение Монако к Франции и Люксембургу, отношение Гельголанда к Италии и Швейцарии или, прежде, Западного Берлина (из-за особого положения, действовавшего там до объединения Германии).

В этом вопросе нужно понять желание греческого правительства добиться того, чтобы было вновь принято в качестве Общего заявления уже всех 15 (на тот момент) государств-членов Общее заявление о Святой Горе, включенное в Договор о присоединении Греции, и памятное Заявление Греческой Республики в Амстердамском договоре (Заявления, принятые во внимание Конференцией, № 8), утвержденное под № 2691/1999.

§6. Надзор за Святой Горой

I. Со стороны Вселенского Константинопольского Патриархата.

Святая Гора, по природе своей являющаяся церковной и ду­ховной организацией, находится под духовным надзором Все­ленского Патриархата, согласно древней традиции, а также в соответствии с конституцией Греции и Уставом Святой Горы.

Действительно, согласно конституции, Святая Гора в духов­ном отношении пребывает под непосредственной юрисдикцией Вселенского Патриархата (ст. 105 п. 1 конституции); строгое соблюдение святогорского устава в отношении его духовной части находится под верховным надзором Вселенского Патриархата, в отношении же административной части — под наблюдением государства (ст. 105 п. 4 конституции). Вселенский Патриархат также является частью законодательной власти на Святой Горе, так как Устав Святой Горы составляют и принимают двадцать священных монастырей, а утверждают Вселенский Патриархат и Парламент Греции (ст. 105 п. 3 конституции).

Кроме того, согласно Уставу Святой Горы, все священные мо­настыри Афона, как патриарший и ставропигиальные, подпада­ют под духовную юрисдикцию Великой Христовой Восточной Православной Церкви, то есть Вселенского Константинополь­ского Патриархата, и там «не разрешается поминовение никого другого, кроме имени Вселенского Патриарха» (ст. 5 У.).

Особенными проявлениями этого надзора можно считать: обязанность ставить в известность Вселенский Патриархат о любом избрании, прекращении служения, добровольном ухо­де или лишении должности игумена, эпитропа или члена мона­стырского собрания всех монастырей (ст. 117 У. и ст. 36 законо­дательного акта от 10/16 сентября 1926 г.); обязанность ставить в известность Вселенский Патриархат при принятии решения о превращении особножительного монастыря в общежительный (ст. 85 У.); обязанность для каждого архиерея, приглашаемого на Афон для совершения священнодействия, получать разрешение Вселенского Патриархата (ст. 173 У.); обязанность всякому по­сетителю библиотек Святой Горы предоставить документ из Вселенского Патриархата (ст. 185 п. 2 У.) и др.

И наконец, Вселенский Патриархат обладает и судебными полномочиями на Святой Горе, о которых речь пойдет отдельно в соответствующем месте.

II. Со стороны Греческого государства. Губернатор Святой Горы.

1. Надзор за районом Святой Горы, которая, как уже было от­мечено, является самоуправляющейся частью Греческого государства, осуществляет, в отношении административ­ной части, Греческое государство, которому принадлежит также исключительное право поддержания общественного порядка и безопасности (ст. 105 п. 4 конституции).

Под это конституционное постановление попадает и устав­ное законодательство Святой Горы. А именно, 2-я глава законодательного акта от 10/16 сентября 1926 г., утверждающего Устав, посвящена управлению Святой Горой; там говорится, что губернатор осуществляет надзор (помимо вопросов, ка­сающихся общественного порядка и безопасности) также за соблюдением положений Устава, привлекая внимание Свя­щенного Кинота к случаям нарушения какого-либо мона­шеского правила на Святой Горе, а в спорных случаях обя­зан донести в Министерство иностранных дел, которому он и подчиняется (ст. 3).

2. Особый интерес представляет история распоряжений, ка­сающихся института губернатора на Святой Горе; с самого начала, вероятно из-за неких дипломатических процессов, приведших в конце концов к присоединению Святой Горы к Греческому государству, было постановлено, что губерна­тор продолжает подчиняться Министерству иностранных дел, что сейчас абсолютно не оправданно.

а) Первоначальный текст законодательного акта от 10 сен­тября 1926 г., утверждавший Устав, предполагал назначе­ние на Афон губернатора постановлением, издаваемым Ми­нистерством иностранных дел, со степенью и жалованием номарха. Затем в законе № 6010/1934 было определено, что губернатор должен происходить «из служащих Мини­стерства иностранных дел, иметь должность как минимум начальника отделения 1-го класса»; однако министр может назначать на это место и лицо, не состоящее на действитель­ной службе Министерства иностранных дел, но прежде слу­жившее там на общих должностях «похвально в течение по крайней мере одного десятилетия». Далее чрезвычайным за­коном № 758/1937 было определено, что позволено назна­чение на эту должность любого лица, «похвально служив­шего прежде на государственной службе».

Монастырь на вершине Афонской ГорыПрезидентским указом № 27/1975 впервые был создан пост заместителя губернатора, не предполагавшийся устав­ным законодательством Святой Горы. Далее в 1983 г. общим министерским решением министров внутренних дел, иностранных дел и экономики было определено, что на пост губернатора Святой Горы могут назначаться также и чле­ны основного и вспомогательного штата высших учебных заведений.

б) Становится ясно, что необходимые условия для заня­тия должности губернатора Святой Горы постоянно меня­лись, т. к. их подстраивали под конкретных кандидатов на эту должность, выбранных правительством. В конце концов стало понятно, что предпочтительнее всего назначать на этот пост лиц, явно имеющих какое-то отношение к Святой Горе и удостоенных там всеобщего признания.

Так, в 1998 г. положением Министерства иностранных дел было определено, что губернатор Святой Горы назначается Президентским указом после внесения Министерством ино­странных дел кандидатуры «личности с признанным авторитетом, опытом административной работы и знанием дел Святой Горы»; заместителем же должен быть человек с выс­шим образованием, также знакомый с делами Святой Горы (ст. 21 закона № 2594/1998). Это установление осталось без изменений и в действующем положении Министерства ино­странных дел (ст. 29 закона № 3566/2007).

Итак, губернатор Святой Горы, вместе с заместителем, на­значается указом, изданным Министерством иностранных дел; он имеет статус и жалованье генерального секретаря округа, а после недавней административной реформы — ста­тус и жалованье генерального секретаря децентрализован­ной администрации (ст. 6 п. 2 закона № 3852/2010).

3. Полномочия, которыми обладает губернатор Святой Горы, ограничены и исчерпываются надзором за строгим соблюдением святогорского устава в отношении административ­ной части и поддержанием общественного порядка и безопасности в регионе.

По этой причине термин «губернатор» может считаться неподходящим, т. к. по сути речь идет просто о представи­теле закона, который подчиняется Министерству иностран­ных дел, должен исполнять указы этого министерства и дей­ствовать в согласии с ним.

4. Вопросы, связанные с управлением Святой Горой и адми­нистративным штатом, регулирует Президентский указ № 227/1998 «Об организации управления Святой Горой».

Согласно распоряжениям этого указа, губернатор, если узнает каким-либо образом о совершённом нарушении (административного порядка) положений Устава со стороны какого-либо органа, обладающего, согласно конституции, правом самоуправления на Святой Горе, то есть Священно­го Кинота, Священной Эпистасии или монастырских вла­стей, информирует в письменном виде об этом нарушении Священный Кинот, привлекая его внимание к соблюдению этих положений (ст. 2).

Губернатор обладает также полномочиями, по закону при­надлежащими органам полиции и касающимися соблюдения общественного порядка. Губернатор исполняет эти обязан­ности или лично, или через своего заместителя, или посредством органов полиции, таможенных служащих и органов портового и пожарного корпусов, несущих службу в районе Святой Горы (ст. 3 п. 1).

В рамках своих полномочий губернатор также заботится об исполнении решений Священного Кинота и монастыр­ских властей и регулирует выдачу удостоверения личности и путевых документов после принятия нового монаха или послушника (ст. 3 п. 1а).

Наконец, действия губернатора Святой Горы как испол­няемые административные действия, подлежат контролю со стороны Государственного совета и могут быть аннулирова­ны. Однако это не касается тех действий, которые имеют отношение к внутреннему управлению Святой Горы, как, на­пример, отношения монахов и монастырей между собой или с монастырскими властями и Священным Кинотом.

5. Помимо губернатора за строгим соблюдением святогорско­го устава следит министр иностранных дел, проверяющий законность во время утверждения канонических распоря­жений, которые принимаются Чрезвычайным двадцати­членным собранием (Священным дваждыгодичным собра­нием) (см. ниже § 10) согласно статье 6 законодательного акта от 10/16 сентября 1926 г.

Паломничество

Программы поездок на Афон

Авторские туры, индивидуальные и групповые поездки, круизы вдоль Афона

Автомобиль на Афоне

Забронировать автомобиль с водителем
Диамонитирион на Афон

Диамонитирион

Разрешение на пребывание на Афоне